Поэма Чахлово, Пётр Николаевич Дасько

Автор
Пётр Николаевич Дасько,
Германия, г.Падерборн –
Россия, Чахлово

Поэма Чахлово


Отзывы читателей на поэму Чахлово
Часть 1

Там, где поезд мчится
Экспресс и грузовой,
Там моя столица,
Там мой дом родной.

Уже ушло то время,
Когда вокзал стоял,
Лишь только это место
Я там едва узнал.

И нету того дома
На горке у пруда,
Где Македоны жили
Все прошлые года.

Катались там на лыжах,
Катались на санях,
И лишь Шепетко Толька
Катался на коньках.

Зимой морозы сильные,
Глубокие снега,
А летом грозы с ливнями,
Стояла и жара.

Под первыми лучами,
Когда туман стоял,
Семён – цыган утрами
Здесь стадо выгонял.

И каждый день и вечер
Гремел и скрежетал,
На старом мотоцикле
Будылин проезжал.

Он был уже не молод,
Он старый уже был,
Но мотоцикл старее,
Чем город Измаил.

А Васька Литвиненко
Наук больших не знал,
Верхом на кобылёнке
Он часто гарцевал.

Работал он неплохо
Косил, пилил, строгал,
И пас телят совхозных,
Сынишка помогал.

А здесь цыганская изба,
С тех пор до наших дней,
Стоит Гнедой, висит узда,
Живёт здесь Мингалей.

Вот в этом доме в те года
Жил Шелестюк Арсений,
Держал корову и бычка
Держал свиней всё время.

А своей жизни был он рад,
И возле палисадника
Всегда курил он самосад,
По будням и по праздникам.

В войну служил на корабле
Матросом и бойцом,
Затем работал он в селе
Умелым кузнецом.

А вот и крайняя изба –
Писчаловы тут жили,
И дочь у них была одна,
Мы по грибы ходили.

Писчалов как-то взял ружьё,
Взял и патроны сразу,
И мне и брату моему
Дал выстрелить по разу.

Но все последние года
Здесь Плотниковы жили,
В кошёвке ездили всегда
Собачка Тобик была с ними.

Часть 2

Возле рощи сказочной
Домик наш стоит,
Помнит он нас маленьких,
Любит и хранит.

Под окнами черёмуха
Ещё в расцвете сил,
И много лет берёзке,
Что Коля посадил.

За болотом с батей
Дрова заготовляли,
И с сестрою Катей
Клубнику собирали.

Внизу за огородами
Есть прудик для гусей,
И там мы с братом Витей
Поили лошадей.

Потом мы отводили
Пастись их на луга,
И там всех оставляли
До самого утра.

И как-то раз, увидев нас,
Соседка нам трезвонит:
"Ваш Толя с армии пришёл,
Стоит он на перроне".

И бросив сразу все дела,
Счастливей дня не зная,
Помчались с братом мы тогда,
Друг друга обгоняя.

И были лужи на пути,
Но мы не замечали,
И словно гордые орлы
Над ними пролетали.

И вот вокзал уж перед нами,
Которому сто лет,
И видим мы..., 
сержант-десантник, И видим голубой берет. Народ его там окружил Хотят его обнять, Стоят, хотят поговорить, Хотят руку пожать. И только нас он увидал, Обнял, к себе прижал, Затем обоих сразу взял И над собой поднял. Втроём тогда пошли домой, Навстречу вышла мама: "Сыночек! Толя! Родной мой!" – В слезах она кричала. Не знало Чахлово тогда Сильнее мужика, Он мог ударом кулака Разбить любых два кирпича. И он не долго в клуб ходил, Затем заторопился, Свою семью создать решил, На Вале Крупник он женился.
Часть 3

Работы было много,
Хозяйство, огород,
То сенокос начнётся.
И так вот каждый год.

Пололи мы картошку,
Делили мы ряды,
Затем старались дружно,
Успеть бы до жары.

Потом к нам приходили
Все наши пацаны,
И шли мы вместе с ними
На ближние пруды.

Один был за Егоровкой,
Глубокий водоём,
Там было рыбы много,
И мы купались в нём.

Ловил там рыбу Гейно,
Заядлый он рыбак,
А звалось это место
В те времена – Колпак.

Но чаще мы бывали
На Киевском пруду,
Всегда располагались
На левом берегу.

Туда же приходили
Сазоновы, Вегеря,
И Шурка Алексеев,
Его все звали Керя.

Там часто тоже были:
Ежелёнок, Матвейчук,
Калинич, Боровые,
Климович и Ласук.

Сергунины и Чайка,
Лесковский и Климюк,
Хомченко и Хащенко,
Аксёнов и Синюк.

Был и Ремнёв там иногда,
Его все Кырла звали,
Он был шустреньким всегда,
Его не обижали.

Девчонок было много,
Тогда на том пруду,
Они всегда купались
На правом берегу.

На горке была ферма,
Доили там коров.
Работали примерно,
А пас коров Жидков.

Калабин был там при делах,
Имел он и коня,
Силос возил он на санях,
В галоп коня гоня.

Жидковых дружная семья
Жила напротив нас.
А возле дома ели
Поломаны сейчас.

У них родня в Егоровке
Жила с недавних дней.
Имели те родители
Пять славных сыновей.

Последняя шестая
Девчонка родилась,
Она ошиблась в жизни,
Теперь за ум взялась.

Часть 4

И в той семье Семёновых
Владимир самый старший,
Он был и будет другом мне,
Товарищ настоящий.

Он был всегда проворный,
Везде не промах был,
И Игнатенко Лёшку
За правду он побил.

Женился он на Нелле,
Красавице одной,
Она его любила,
Любила всей душой.

И жили они дружно
Под солнцем и луной,
Друг другу рады были,
Гордились и судьбой.

В его руках гитара
Звенела и страдала,
А Нелля молодая
Плясала, танцевала.

Цыгане – предки все её,
В России кочевали,
Шатёр цветной им домом был,
И в поле ночевали.

Но в августе внезапно,
Когда герань цвела,
Беда забрала Неллю,
В могилу увела.

Рыдал над ней Володя,
Стонал и голосил:
"Зачем ушла так рано?
Вернись!" – Её просил.

Но нет назад дороги,
Тропинок и путей,
Оставила Володе
Она двоих детей.

На кладбище в Варламово
Её похоронили,
Советовались долго,
Но так потом решили.

Часть 5

На Троицу этим летом,
К могиле все пришли,
Что б помянуть родную
И вспомнить её дни.

Стояли братья, сёстры,
Вдруг ворон закричал,
Прочёл стихи Володя,
Прочёл и замолчал.

Нет горя большего, друзья,
Чем близкого терять.
В такие годы жить должна,
Плясать и танцевать.

Неделя быстро пролетела,
Рабочий день прошёл,
Володя смену отработал
И к дому он пошёл.

И видит он издалека,
Что кто-то у дверей
Стоит и ждёт его давно,
И он пошёл быстрей.
   
  
А здесь уж ровно два часа
Стояла Валентина,
Коллегой Неллиной была
На фабрике "Былина"

Владимир тут её не ждал,
Незваный она гость,
И взглядом острым как кинжал
Пронзил её на сквозь.

Валя? Ты в моих дверях?
Ведь здесь ты не была ни разу,
Я вижу страх в твоих глазах,
Сказал Володя сразу.

Вздохнула Валя глубоко,
Ужасные дела!
На сердце было нелегко,
И речь такую повела:

Вчера с работы я пришла
Совсем уж поздно было,
Разделась я и спать легла
Собака вдруг завыла.

Мой муж Иван уж спал давно,
Уставший на работе,
Луна смотрела нам в окно,
Сова кричала на болоте.

Я сразу стала засыпать,
Ведь тоже я устала,
И завтра мне опять вставать,
Такая жизнь настала.

И вижу сон: при ярком свете
Заходит Нелля в кофте красной,
Заходит, шепчет мне: "Приветик",
И стало страшно мне, ужасно.

Как будто Ваня мой проснулся,
Захныкал как ребёнок,
И как-то странно изогнулся,
Заблеял как ягнёнок.

Подходит Нелля не спеша,
Так не было ни разу,
И юбка тянется шурша
По новому паласу.

Потом мой Ваня замычал
И заскрипел зубами,
Затем он дико закричал
И на пол встал ногами.

Не бойся, Валя, ты меня,
Нисколечко не бойся,
Сказала Нелля погодя:
"Ванюша успокойся".

Не трус ведь Ваня мой родной,
И, Господа любя,
Он крест во истину святой
Наложил на себя.

Присела Нелля возле нас,
В руках цветы держала,
Потом вздохнула ещё раз
И нам она сказала:

"На Троицу Вова приходил,
А с ним и наши дети,
Цветочки мне он приносил,
Бордовые, вот эти.

И мне стихи он прочитал,
Поэт их сочиняет.
Мой чёрный ворон закричал,
Меня он охраняет.

Сегодня я была у дома,
Стояла долго возле окон,
Смотрела на детей, а Вова
Смотрел печально, одиноко.

Сходите завтра вы к нему,
Здоровья пожелайте,
А за стихи, цветы ему
Спасибо передайте".

И, прослушав речь такую,
Я лежала, чуть дыша.
Пожелав любовь большую,
Нелля встала и ушла.

Тут сразу утро наступило,
Закончился мой сон,
Глаза свои с трудом открыла,
Была как выжатый лимон.

Мой муж Иван уже не спал,
И очень был встревожен,
Он что-то сам себе шептал,
Как будто заворожен.

И только я заговорила,
Он сразу же спросил:
Валя! Что ночью было?
Кто к нам приходил?

У нас следы по всей квартире
От чьих то грязных ног,
Они доходят до кровати,
Идут обратно за порог.

И тут меня обдало жаром,
Затем покрыл холодный пот,
Как лист осины задрожала,
Заголосила, зажав рот.

Я правду, Вова, говорю,
И мне ты должен верить,
Поклястись я вот здесь могу
Прекрасным всем на свете.

А чтоб мне раком заболеть,
Затем в собаку превратиться
И вскоре сразу умереть,
Потом сквозь землю провалиться.

Володя сразу онемел,
Остoлбенел, окаменел,
И когда вздохнуть хотел,
Он сделать это не сумел.

Потом пришёл в себя,
Взял в руки телефон,
И стал разыскивать меня...
Всё рассказал мне он.

Часть 6

И ты, мой друг, прослушал,
Правдивый мой рассказ,
А рассказал сегодня
Его я в первый раз.

Меня ты строго не суди,
Не бей и не души,
Ведь я не ангел, погляди,
Поэт я от души.
   
Пётр Николаевич Дасько, 01.11.09
Поделиться в соцсетях:
Стихи читателей
стрелка

Все права защищены и охраняются законодательством РФ, © pensionerka.net Интернет-журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-50180 от 07 июня 2012 г.
Копирование материалов сайта запрещено.