Детство в коммунальной квартире Ленинграда


Автор
Лариса Викторовна Выскубова

Детство в коммунальной квартире Ленинграда

Мысль написать о своём детстве в коммунальной квартире пришла ко мне случайно и неожиданно. Во время летнего сезона, живя на даче, мы с мужем время от времени наведываемся в город полить комнатные цветы, сделать некоторые хозяйственные дела, а также постирать дачное бельё в стиральной машине. И вот, собирая в дорогу бельё для стирки, я, не найдя подходящего мешка, сложила его в старую простыню, а простыню завязала узлом. Вид полученного таким образом большого узла всколыхнул в памяти картину из моего детства, когда мы сдавали бельё в городскую прачечную. Тогда я и подумала, что о нашей прошлой жизни в городе, который тогда назывался Ленинград, ничего не известно не только новому юному поколению, но и многим людям старшего возраста, жившим в деревнях, сёлах или других городах бывшего Советского Союза.

Всё моё детство и юность прошли в квартире старого ленинградского дома, в центральной части города, да мы и сейчас там живём. Моя бабушка Елизавета Николаевна жила со своей семьёй в этой квартире с 1916 года. Во время войны в блокаду муж бабушки, то есть мой дед, умер от голода. Старший её сын, мой отец, после окончания ВУЗа вместе с женой уехал работать на Свирскую ГЭС. Оттуда он и ушёл на фронт, а его жена, то есть моя мать, была эвакуирована. Младший бабушкин сын оставался с ней вместе в блокадном городе.

До войны эта трёхкомнатная квартира не была коммунальной. Во время войны из-за бомбёжек были разрушены многие дома в городе, а поскольку бабушка с сыном оставались в квартире вдвоём, ей временно подселили жильцов. Как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. В результате квартира так и осталась коммунальной на очень долгие годы, даже после того, как вернулся с войны и после ранения с женой и двумя детьми мой отец. Младший бабушкин сын, женившись, уехал из этой квартиры в другую коммунальную квартиру.

Итак, в трёхкомнатной квартире проживали: мои родители, я и брат, бабушка, соседи (то есть семья из четырёх человек с двумя детьми). В кухне площадью примерно 10 м2 стояли два кухонных стола и газовая плита на 4 конфорки: 2 наших и 2 соседских. Холодильников в то время не было. Ванны или душа в квартире не было. Мечтать о лучших жилищных условиях в то время даже не приходилось.
Жили мы с соседями дружно, никаких скандалов никогда не было. Хозяйки умудрялись не только готовить еду на свои большие семьи, но ещё и делиться рецептами. Угощали друг друга, одалживали сковородки и кастрюли. До сих пор не понимаю, как получалось, что вечером даже появлялась возможность мне с соседской девочкой играть в кухне в школу.

Так вот, возвращаясь к теме стирки. Мне сейчас даже страшно подумать о том, о чём тогда в детстве я не задумывалась. Поскольку нас в семье было пять человек, то кроме постельного белья и полотенец, естественно, накапливалось и всякое прочее бельё, стирка которого представляла собой целую эпопею. Стиральных машин и ванн в квартирах в то время не было.
В подвале нашего дома была общественная прачечная для индивидуальной стирки. Там находилась плита с большой верхней поверхностью, на которую ставили баки с бельём для кипячения. Кроме соды и хозяйственного мыла в то время не было никаких Ариелей, Персилов, Лосков, Тайдов, Досей и Аистов. Также в этом помещении имелись огромные деревянные корыта для стирки, установленные на ножки, по-моему, их было штук пять.

Стиральная доска

Бельё стирали в этих корытах с помощью стиральной доски.

Во время кипячения и стирки в прачечной стоял пар, жар и туман. Мама вставала в выходной день в шесть утра и скорей занимала корыто в прачечной. Затем отец относил туда бельё. Потом он приходил в прачечную, чтобы забрать всё выстиранное. Вспоминая этот тяжёлый мамин труд, я всегда благодарю мою стиральную машину-автомат, за то, что она существует.

Сушка белья на чердаке

Выстиранное бельё сушили на чердаке.

Чердак нашего дома был условно поделен на отсеки. Жильцы разных квартир пользовались закреплёнными за ними отсеками. У всех был ключ от чердака. Теперь уже никто в нашем доме не пользуется чердаком, квартиры у всех давно стали отдельными. Дольше всех сохраняли привычку сушить бельё на чердаке в нашей семье. И ключ от чердака сохранялся только у нас. Когда нужно было попасть на крышу, дворники всегда приходили к нам за ключом. Я сушила на чердаке множество пелёнок, когда родился сын. А когда сын женился, и у него родился сын, множество пелёнок сушила на чердаке его жена. Принесённое с чердака бельё всегда было свежим с приятным запахом.
В более поздние времена, уже не детства, а моей юности, в городе были открыты пункты приёма белья в стирку. Бельё в городских прачечных стирали в больших стиральных машинах.

Метка на бельё

В пункте приёма белья получали ленту с напечатанными на ней номерами, это был наш индивидуальный номер, наша метка. Ленту разрезали, и на каждую вещь нашивали такой номер в определённом месте.

Подготавливая бельё для сдачи в стирку, его складывали так, чтобы метка с номером находилась на видном месте. В пункте приёма всегда была большая очередь на сдачу белья. Приёмщица просматривала метку каждой вещи, а также – не рваная ли вещь, поэтому процесс длился долго. Затем она сверяла опись с наличием белья. В дальнейшем процесс упростили. Организовали окно "на доверии", в которое мы сами бросали узел с бельём и с вложенной в него описью. Это было такое радостное событие, просто супер-технология, так как не требовалось стоять в очереди. Получать выстиранное и выглаженное бельё было просто. Если сдавали в стирку мужские рубашки, то их ещё и накрахмаливали. Выдавали бельё довольно быстро, упаковано оно было в прочную бумагу.

Ещё одной эпопеей в годы моего детства был поход в баню. В баню обычно ходили всей семьёй в субботу. От нашего дома баня находилась минутах в десяти ходьбы. Надо сказать, что баня была большая и очень хорошая. Она имела 4 этажа, женское и мужское отделения. Одно отделение было общее мыльное, второе парное, третье "мать и дитя". Отделение начиналось с большой раздевалки со скамьями и крючками для одежды. Здесь сидела банщица, она принимала входные билеты. В мыльном отделении были мраморные лавки, металлические шайки для мытья и отдельные для ног.

Краны в бане

Имелось несколько кранов горячей и холодной воды с подставками под ними для таза. За водой иногда была очередь 2-3 человека, так как весь зал был заполнен людьми.

В зале также было несколько душей. Кроме того, имелось душевое отделение в другом помещении рядом с мыльным залом.
В парном отделении, кроме мыльного зала, имелась хорошая горячая парная. А в отделении "мать и дитя" был мелкий достаточно большой бассейн, где плескалась детская мелочь.
Люди в то время были привычны к общей бане, часто предлагали друг другу потереть спину или попарить веником. Билет в баню стоил очень дёшево, но в выходной день приходилось стоять в очереди, прежде чем попадёшь в отделение. Практически ни у кого в квартирах не было ванны.

После бани мы всей семьёй дома пили чай с малиновым вареньем. Это была традиция. И часто по субботам бабушка пекла пирог. Из оставшегося от пирога дрожжевого теста она жарила на сковородке "пряженики".
Вспоминая своё детство, прошедшее в коммунальной квартире Ленинграда, я благодарна развитию техники и наличию современных технологий. Ведь насколько легче стала вся домашняя работа при наличии холодильника, стиральной машины-автомат, скороварки, микроволновки и прочих домашних помощников!

Лариса Викторовна Выскубова, 15.11.14

Поделиться в соцсетях:
Истории о прошлом
стрелка

Все права защищены и охраняются законодательством РФ, © pensionerka.net Интернет-журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-50180 от 07 июня 2012 г.
Копирование материалов сайта запрещено.