Полёт навстречу жизни

Автор Агнеш Кондесса,
Португалия

Похоже жизнь была права,
Что всё пройдёт, и в самом деле
Другая выросла трава,
Другие птицы прилетели.

Полёт навстречу жизни

Документальная повесть, посвящённая памяти лётчиков ВОВ

Накануне очередной памятной даты победы над фашистами, мне, как человеку, рождённому вскоре после окончания Великой Отечественной войны, захотелось вновь просмотреть фильмы и пролистать книги военных лет. Многие военные истории сохранились в памяти, а некоторые захотелось освежить.

И вдруг я встретила книгу историка авиации Михаила Александровича Маслова «Летающие крепости» Сталина, под оглавлением которой были размещены три старые фотографии: две с изображением самолётов – бомбардировщиков времён ВОВ и одна – фотография лётчиков. Именно эта фотография, средняя, до боли напоминала фотографии из архива моей семьи. Чем больше я вглядывалась в неё, тем более мне казалось она похожей и близкой.
Я заглянула в книгу, толком не зная, что ищу, и нашла приказ под номером 01 от 26 июля 1941 года со списком боевого состава авиационного экипажа, где под номером самолёта 22 были фамилии летчиков и штурманов.
Мой взгляд остановился на одном из них: штурман Соловьёв. Сначала я подумала о том, что фамилия довольно распространённая, но над ним стояла другая знакомая фамилия: Лебедев. Вникнув в описание событий тех тревожных военных лет, я нашла и знакомые наименования базирующейся авиаэскадрильи, такие как Борисполь, Монино, Казань.

штурман Соловьёв

Сомнений больше не было в том, что Соловьев есть муж моей мамы и отец моего старшего брата, а от Лебедева моя мама получила то последнее страшное известие о гибели Соловьёва.
Я полетела навстречу ярким воспоминаниям о Соловьёве, человеке, который мог бы быть моим отцом, если бы не было войны…

Валька бежал по сельскому заснеженному полю навстречу матери, которая возвращалась поездом из города. Он встречал её из города не только потому, что был обеспокоен непогодой и ждал гостинцев. Он любил видеть радостный блеск в её глазах и удивление, порой напускное, при встрече. Не обращая внимание на усиливающийся морозец и крупный узорчатый снег, он рисовал картину встречи на перроне с мамой в знакомом белом пуховом платке.
«Валик, сынок, - скажет она, - как хорошо, что ты у меня есть!» Валька не просто бежал, а летел на созданном им воображаемом самолёте, и гудел всеми известными звуками моторов. Пушистая степь серебрилась снегом и сравнялась с белым небом. Ветер подпевал песне Вальки, перебивая весёлый тон заунывным воем, от которого понесло опасным холодом. Валька не сразу понял, что уронил с головы шапку в сугроб, рукавицы превратились в ледяные сосульки, мороз сковывает его шаги и дыхание.
«Ты не волнуйся, мамочка, - сказал он, - я дойду, вот только передохну чуток». Он присел на холмик, который быстро запорошило снегом, и почувствовал, как растекается приятное тепло по телу, ногам, рукам, лицу. Глаза заволокло сном, а тело стало невесомым. И в этот миг он понял, что эта сонная блажь не даст ему встретиться не только с мамой, но и с мечтой – стать летчиком. Валька отодрал ледяные рукавицы от ладоней вместе с кусочками кожи и резкая боль вырвала его из плена сна. Он снова побежал навстречу маме, судьбе и жизни.

С тех пор прошло 15 лет, и десятилетний мальчик Валька стал Валентином, лётчиком-штурманом на тяжелых бомбардировщиках. Он уже побывал на боевых заданиях в Китае, Польше, Японии и Финляндии, приобретя большой опыт. Кроме опыта в личной жизни, пока, наконец, встретил свою Елену прекрасную, с которой познакомился на спортивных соревнованиях по прыжкам с парашютом.
Он служил в военной части небольшого города Борисполь Киевской области. Валентин создал не только уют в доме и любимую семью, но и благополучие. Его молодая жена оказалась не только красавицей, но хорошей хозяйкой и верной спутницей. Вскоре в ней зародилась новая жизнь. «Вот и славно, доченька (так шутя он называл жену, будучи немного старше и выше), родишь мне сына, а потом дочь и опять сына…». Елена соглашалась: « Я тоже хочу большую семью». Это были годы их счастливой судьбы. Они ездили на мотоцикле в столицу гулять в каштановый парк и смотреть театральные спектакли. Теперь Валентину нравилось, когда его встречает любимая жена, ждущая его ребёнка.

К тому времени, когда эскадрилью пригласили на съёмки кинофильма о знаменитом лётчике Валерии Чкалове, Валентин стал ст. лейтенантом и командиром звена. По возвращении он с гордостью рассказывал жене: «А знаешь, доченька, мир кино оказался более интересным, чем я думал, и в этом мире была моя эскадрилья, мои друзья, лётчики. А я летал за В.Чкалова, правда меня снимали только со спины, сказав, что я похож на него, такой же рослый и сильный».
Елена, слушая мужа, радовалась за него, чувствуя его жизненную силу и любовь. И знала, что никогда не сможет уговорить его уйти с лётной работы в штаб, куда его приглашали работать. Ведь она видела, каким радостным и довольным он возвращается с полётов, как горячо рассказывает о них, как светятся его глаза, розовеют щёки и он щедро улыбается. Несмотря на тревожный 41-й год.

Война никогда не приходит случайно, но всегда настигает врасплох. Киевская земля одной из первых подверглась жестокому бомбардировочному нападению фашистов. Авиагородок, где жила семья, сравняли с землей, которая стала кроваво-чёрной. Эскадрилья Валентина одной из первых взлетела в водоворот войны. На прощанье Валентин сказал жене: «Поезжай, родная, в Казань, к моим сёстрам, они у меня добрые, и сохрани мне сына». «Хорошо, любимый, я тебе верю, но и ты обещай вернуться к нам».

Елене было сужено добраться до мирного города, где её встретили сёстры мужа как родную. Она благополучно выносила сына и родила в тот момент, когда эскадрилья мужа прилетела в Казань на авиационный завод «подлечить» самолёт. «Валечка прилетел!» – сказала она, услышав знакомый звук четырехмоторного самолёта. Позже врачи, принимавшие роды, признаются, что услышав её возглас, подумают, что она не в себе.
Вскоре в коридоре раздались знакомые шаги и громкий голос мужа: «Да, пустите же меня к жене и сыну, а то я за себя не ручаюсь!» Валентин, не дожидаясь разрешения, влетел в палату и стал целовать уставшее, но счастливое лицо Елены. После взглянув на укутанного сынишку, расплылся в широкой улыбке и сказал: «Батюшки! Разве можно быть такому крохотному?» – и добавил для врачей, – «Я забираю жену с сыном домой и возражения не принимаются».
– Валечка, да, ты ранен, – ужаснулась Елена, увидев его руку в бинтах.
– Не переживай, всего лишь рука, милая! – ответил он.

Вечером Валентин с товарищами, лётчиками эскадрильи собрались за большим столом в доме его сестёр и отмечали рождение сына. Елена с сыном лежали на кровати в соседней комнате. Валентин взял на руки сына со словами: «Любимая моя, ты отдыхай, спасибо тебе за сына. Я аккуратно его подержу, ведь следующего раза может и не быть. У нас, лётчиков, такая судьба: либо грудь в крестах, либо голова в кустах… Ой, прости, не плачь».
– Ты поседел, Валечка, – сказала Елена, поцеловав его красивую шевелюру.
– Да, как же не поседеть от неизвестности о судьбе близких. Наконец, от собственного участия в жестокой войне, что я, советский офицер, коммунист, бросаю бомбы на Берлин, где бегут женщины и дети.
– Не мы первыми начали, – сказала Елена, – пусть фашисты тоже узнают как терять родных, это справедливо.
Валентин сел за стол к товарищам, их было тринадцать человек. Он поднял рюмку за здоровье жены и сына. Кто-то – за свою семью. И все вместе – за Победу! После взаимных пожеланий все засмеялись и поверили, что жизнь продолжается, и им есть место в этой жизни.
– Дорогая моя, завтра мы улетаем на фронт, – сказал он жене, – последний раз на этот старом, латанном самолёте. В следующий раз мы прилетим за новым самолётом в Казань, на авиационный завод. Ты не бойся, со мною ничего не случится, потому что вы есть у меня.
Они обнялись, скрывая слёзы друг от друга.
Ранним осенним утром 1941 года самолёт Валентина, гружёный бомбами, поднялся с подмосковного военного аэродрома Монино и полетел по направлению к Германии. Бомбардировщик был над Москвой, когда четыре мотора один за другим задохнулись, и самолёт стал падать. Валентин приказал пилоту отвести самолёт за город, где он стал стремительно падать, круша лесные деревья, после чего раздался смертельный взрыв…

Двенадцать молодых летчиков покинули любимые семьи и жизнь, к которой они летели навстречу. Только один лётчик, стрелок, выжил, чему он был не рад, так как увидел страшную картину после взрыва – части тел товарищей на деревьях. О чём он и поведал Елене гораздо позже.
Валентину Соловьёву посмертно дали звание капитана и Героя, похоронили в Ивановской области в братской могиле, и занесли в книгу памяти.
Эту трагедию войны мне рассказала моя мама, та самая Елена, рассказывающая военные истории. Потому, попав в командировку в Казань, на родину Валентина Соловьёва, я пошла в центральный музей-архив, чтобы найти книгу памяти о его бессмертном полёте и дать прочитать маме. Но ни книги, ни каких-либо сведений не обнаружилось. Не осталось и следов фильма о В. Чкалове (пожар в киностудии уничтожил её). Всё ушло вместе с ним в небытие.
Лишь осталась память в сердцах его родственников на родине, которые приняли меня как родную. Я была приятно удивлена и сказала: «Я ведь вам никто, ваш родственник не был моим отцом». На что они ответили: «Он мог стать твоим отцом, если бы не было войны».
С той поры я всегда считала отцом Валентина Соловьёва, сильного, доброго и жизнерадостного человека. И до сих пор устремляю взор в небо при гуле самолёта. Так хочется верить в то, что Соловьев и ему подобные настоящие люди, продолжают свой полёт навстречу жизни!..

Агнеш Кондесса, 26.04.17

Поделиться в соцсетях:
Истории о людях
стрелка

Все права защищены и охраняются законодательством РФ, © pensionerka.net Интернет-журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-50180 от 07 июня 2012 г.
Копирование материалов сайта запрещено.