Повесть - Встреча с детством

Фото: город Абинск Краснодарского края, центр
Автор повести
Любовь Эмильевна Балашова,
г. Абинск Краснодарского края

Повесть – Встреча с детством,
часть II

Продолжение. Здесь читайте начало повести Встреча с детством.

II. Встреча с матерью

Шло время, Люба подрастала. Строгая бабушка на деле оказалась очень доброй и поэтому Люба ее не боялась. С ней она делилась своими секретами и детскими бедами. Делилась она с ней и воспоминаниями. Дети ведь чаще всего прямолинейны и не понимают, что своей прямолинейностью приносят боль своим близким. Так было и с Любой.

– Вы, бабушка, думаете, что я маленькая и ничего не понимаю – упрямо как-то сказала она. А я помню свою маму, и как вы меня забирали, помню.
–Ты помнишь, что ты с ней жила, а что было раньше не помнишь. Когда началась война, нас вывезли из Крыма. И ты была с нами, потому что ты наша. По дороге из Крыма мы тебя потеряли, а потом нашли и забрали.

Люба поверила и успокоилась. Только часто подходила к маме, когда та стояла у зеркала и долго присматривалась – похожи они с мамой или нет. Когда Люба пошла в школу и там преподали первые уроки истории, она пришла однажды из школы и со злорадным торжеством спросила:
–Бабушка, а война началась в сорок первом году?
–В сорок первом.
–А я родилась в сорок девятом?
–В сорок девятом – обреченно ответила бабушка.
–Так как же вы могли потерять меня в сорок первом году, если я родилась в сорок девятом?
Люба росла умной девочкой, но, к сожалению, глупой.

Незадолго до школы в их домике снова появилась тетка Наталья. Люба ее не забыла, ведь они жили так недалеко. Они зашли с мамой в комнату и долго о чем-то разговаривали. Когда они оттуда вышли, у мамы было злое лицо. Сердитым голосом мама сказала Любе:
–Сейчас пойдешь с тетей Наташей и там немного посидишь. Ни к кому не подходи и ни с кем не разговаривай.
Ничего не понимающая Люба пошла с теткой. Когда они вошли в теткин дом, Люба сразу увидела свою мать с маленькой девочкой. Мать сидела на стуле, девочка прыгала у нее на коленях. Любу посадили на табуреточку. Мать молчала, молчала, молчала и только слезы беспрерывно текли из ее глаз. Любе тоже очень хотелось плакать, но подойти к матери, прижаться к ней она побоялась. Вскоре Любу увели домой, но еще долго ей хотелось сидеть где-нибудь в уголочке и плакать. У Любы никто ничего не спрашивал, не жалел, не напоминал и все забылось как плохой сон.

III. Школьные годы

Школа Любе понравилась. И учительница Лидия Андреевна понравилась. Училась Люба хорошо, из класса в класс переходила с отличными отметками. Когда Люба училась в четвертом классе, умерла ее любимая бабушка. Не с кем стало делиться своими воспоминаниями. Лишь однажды пригласила ее к себе учительница, угостила киселем из сухофруктов, и рассказала, что у нее родители не родные, что ее мать бросила, отдала соседям и уехала в Семипалатинск. Там она вышла замуж, родила двоих детей, которых тоже бросила. Мать свою Люба помнила хорошо. Тем более часто к ней подходила тетка Наталья и давала пятьдесят копеек на пирожки. Деньги Люба брала, не хотела обижать тетку. В Любином классе учился теткин сын Мишка, тоже ежедневное напоминание о матери. Но Люба любила своих родителей, их маленький и чистенький домик. Поэтому эти напоминания никак не задевали ее душу.

Годы жизни в Казахстане – это самые приятные воспоминания о детстве и юности Любы. Память у людей хорошо устроена. Все плохое, что было в детстве, забывается, а что помнится, не приносит боли. Помнишь да и все. А вот хорошее помнится во всех деталях, принося порой щемящее чувство потери чего-то невозвратного. Лучше всего помнятся пионерские слеты, которые устраивались взрослыми в день Пионерии. Со всего района съезжались дети в их село. Гостиницы в селе не было, и пионеров с большой радостью разбирали по домам дети и учителя. Три дня дети участвовали в спортивных состязаниях, художественной самодеятельности, а на третий день вечером в центре парка разжигался большой костер. Это на сегодняшний взгляд вроде ничего особенного не было, а в те годы да еще в небольшом селе это был праздник, большой праздник, который все дети, и Люба в том числе ждали целый год.
Как-то незаметно в семье начались разговоры о Кубани, о возможном переезде на юг. И когда мама вышла на пенсию, а Люба закончила шестой класс, эти разговоры приняли постоянный характер. Однажды мама сказала, что уезжает в гости на Кубань. Мама уехала, а Люба с папой с волнением ждали от нее известий. Где-то через неделю пришла от мамы телеграмма, в которой она просила срочно продавать дом. Люба написала объявления о продаже дома и расклеила их по селу. Вскоре приехала мама и началась суматоха, связаная с переездом. Прощай родное село, прощайте любимые подружки. Мы едем на Кубань, где фруктовые деревья растут прямо на улице, а во дворах беседки сделаны из виноградных кустов, а не из хмеля, и можно сколько угодно есть и виноград, и яблоки, и сливы. Подружки ахали и громко по- детски завидовали, и верили, и не верили Любиному счастью.

Если честно сказать, то Кубань не очень понравилась Любе. Летом жарко и пыльно, зимой дождливо и сыро. Если в Казахстане Любе могла запросто подолгу гулять в тридцатиградусный мороз, то здесь при нулевой температуре она мерзла и часто болела. В школе тоже Любе не понравилось. Она вдруг в первый же день в школе умудрилась получить две тройки. Это была трагедия, ведь Люба была круглой отличницей. Потом конечно все выправилось, но тяжелые воспоминания о первых днях в школе остались надолго.
А еще почему-то стала часто вспоминаться родная мать. И чем старше Люба становилась, тем злее были эти воспоминания. Хотелось найти мать, написать ей ехидное письмо, спросить как это можно своего ребенка, свою кровиночку отдать чужим людям. А еще лучше поехать и посмотреть в ее бесстыжие глаза. Но пока этого сделать было нельзя. Придет ответ, письмо обязательно попадет родителям в руки. Будет скандал, будут обиды, а Любе всего этого не хотелось, и она отложила все это на "потом".

IV Письма

После окончания школы Люба в институт не поступила. В этом ничего удивительного нет. Характер у Любы был мягкий, застенчивый. Она стеснялась у прохожих спросить что-нибудь. А тут нужно было отвечать на вопросы чужим людям, показывать свои знания. И хотя они у нее были, после очередного вопроса Люба застеснялась и попросила отдать экзаменационный лист. Пришлось ехать в училище, которое мало отвечало ее интересам, лишь бы не сидеть дома на шее у родителей.

Когда были закончены все дела, связанные с поступлением, с устройством в общежитии, Люба взялась за осуществление своих планов. Она помнила, где жила ее тетка, помнила название улицы, не знала только номера дома. Написала наугад и попросила прислать адрес матери. Письмо дошло, и тетка прислала ответ. В письме она просила не писать матери, не тревожить ее, признавала свою вину в том, что случилось, но адрес все же написала. Наконец-то Люба могла написать матери письмо, сказать, что она думает по этому поводу. Начала она его со слов: "Помнишь ли ты, что у тебя есть дочь, помнишь ли ты, что ей скоро восемнадцать лет?" Ответ пришел. Длинный. Над ним плакали всем общежитием. Прошло более сорока лет, но и сейчас Люба помнит каждое слово в этом письме.

"Дорогая моя доченька, Любочка! – так начиналось оно. Поздравляю тебя с днем рождения! Как видишь, я не забыла, что ты у меня есть, и что у тебя день рождения 18 марта! Я очень виновата перед тобой, и я не знаю, простишь ли ты меня когда-нибудь! Как бы то ни было, а я должна тебе рассказать, что произошло, а ты потом сама рассудишь, прощать тебе меня или нет. Я жила в Монино Московской области со своим отцом и мачехой. Мать моя умерла, когда я была еще совсем маленькой. Отец снова женился. Мои сестры и брат были уже взрослыми, имели свои семьи, жили самостоятельно. С твоим отцом я познакомилась, когда мне исполнилось семнадцать лет. Любили друг друга, встречались, проводила я его в армию, ждала. Но от него не пришло ни одного письма. Вскоре я поняла, что у меня будет ребенок. Отец сердился, мачеха грызла каждый день и я уехала к подруге в Бугуруслан. Там у меня родилась ты. Подруга моя не очень радовалась моему приезду. Я пожила у нее пока немножко окрепла после родов и вернулась к отцу. Мне приходилось часто слышать, как мачеха выговаривала моему отцу: "Не собираюсь я кормить твою дочь с ее выродком".

Но выбора у меня не было и я терпела, ждала когда ты немного подрастешь. Как-то пришло письмо от моей старшей сестры, в котором она приглашала меня к себе в город Фрунзе. Обещала помочь с работой, с яслями. Я поехала. Сестра действительно помогла и с работой, и с яслями. Все было бы хорошо, если бы ты не заболела. Никто не мог понять, что с тобой, но ты слабела с каждым днем, а потом и вовсе слегла, перестала ходить. Однажды я ехала из больницы в троллейбусе, ты лежала у меня на руках. К нам подсел пожилой мужчина и начал расспрашивать о тебе. Он мне сказал, что ты больна потому, что тебе во Фрунзе не климат, что нам нужно немедленно уезжать, иначе ты погибнешь. И мы с тобой уехали в Семипалатинск к другой моей сестре. Тебя сразу же положили в больницу, а я пошла устраиваться на работу. Меня взяли на работу на пивзавод буфетчицей. Дали жилье. Потом и ты поправилась. Жизнь вроде бы стала налаживаться. Ты росла смышленой девочкой, полненькой, хорошенькой.

Встретился мне хороший человек, собирались пожениться, ты сразу же стала называть его папой. И вдруг как гром среди ясного неба - в буфете недостача, аж четыреста рублей. Как она могла получиться, я не могла понять, вроде бы денег не брала, товар тоже, время было суровое, даже подумать, что бы что-то взять, нельзя было. А тут четыреста рублей. Я сразу же подумала о тюрьме, лагерях, о том, что пострадает и Саша, мой жених. И я решилась. Пока на работе решали, что со мной делать, я быстренько собрала вещи, собрала тебя, села на поезд и уехала в село к третьей сестре. Без документов, без денег, под постоянным страхом быть арестованной. Сестра моя жила в селе Георгиевка Семипалатинской области, в маленьком домике с мужем и четырьмя сыновьями. Старшему сыну было пятнадцать лет, младший только родился. Сестра сначала молчала. Муж ее Георгий был вечно недоволен, своих кормить нечем, а тут еще два рта прибыло. Жили голодно, изредка удавалось где-нибудь что-нибудь подзаработать. И сестра начала меня уговаривать, отдать тебя и ехать с повинной. "Что присудят, все твое, а всю жизнь прятаться не будешь" - говорила она. Делать нечего, пришлось ее послушаться. А тут по соседству семья бездетная жила, мы и сговорились. Уехала я в Семипалатинск, пришла с повинной, пока разбирались, пока то да се, умер Сталин, и мне вышла амнистия. Я кинулась назад забрать тебя, но меня даже в дом не пустили, не отдали, и я вернулась ни чем. Ох как меня ругал Саша за тебя. Почему я к нему не обратилась за помощью. Мы с Сашей все же поженились и у нас родились две дочки, твои сестрички. Так сейчас вместе и живем. Пиши мне доченька, как ты живешь, какие у тебя подружки, передавай им привет. Твоя мама".

Плакали-то, плакали, а писем Любе больше писать не хотела. Чувств больших к ней Люба не испытывала, жалко да и все. Когда напишет, когда и забудет. Потом еще раз пришло большое письмо от какой-то женщины, в котором она писала, какая у нее мать хорошая и какая у нее судьба тяжелая. Тоже поплакали хором с девчонками и тоже забыли. У молодости свои дела и заботы, некогда. Мать в письмах часто звала в гости, но тоже было некогда.

Потом Люба вышла замуж, один за другим родились трое сыновей, ее кровиночек, самой большой Любиной радости в жизни. Боже, как же она любила и по сей день любит своих сыночков, наверное потому, что не досталось ей испытать силу любви родной матери. Изредка приходили от нее письма, она жаловалась на нездоровье, звала. Люба рассказала своему мужу обо всем и он стал настойчиво предлагать ей съездить к матери. И вот Люба решилась. Детки немного подросли и их можно было оставить на несколько дней. Заранее был взят билет на 1 мая, было написано письмо о дате приезда, не сообщен был только номер рейса, нарочно, чтобы не встречали. И вот Люба в самолете, и сердце дрожит, как заячий хвостик от переживаний и волнений.

Здесь читайте окончание повести Встреча с детством.

Любовь Эмильевна Балашова, 01.04.10

Поделиться в соцсетях:
Истории о людях
стрелка

Все права защищены и охраняются законодательством РФ, © pensionerka.net Интернет-журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-50180 от 07 июня 2012 г.
Копирование материалов сайта запрещено.